< Wikivoyage:Википроект:Альтернативные викиэкспедиции

Томьская экспедиция (2017)

Материал из Wikivoyage
Перейти к навигации Перейти к поиску



1  Ленинск-Кузнецкий
2  Новокузнецк
3  Междуреченск
4  Бачатский угольный разрез
5  Томская писаница
6  Кемерово
7  Мариинск
8  Томск


Участники: AlexeyBaturin, Atsirlin

Сроки: 7-10 июня 2017 года

Средства передвижения: автомобиль

Изображения на Викискладе: Commons:Category:Russian Wikivoyage expedition Tomsk 2017

Альтернативная вики-экспедиция[править]

Спустя полтора года мы с Алексеем взялись и всё-таки реализовали идею совместной поездки под лозунгом альтернативной вики-экспедиции для сбора практической информации о достопримечательностях и культурном наследии. В силу разных причин наш выбор пал на местность к востоку от Новосибирска, а финальный маршрут (выстроенный, как обычно, не сразу, и под сильным влиянием внешних обстоятельств) почти целиком прошёл по реке Томь от Междуреченска до Томска. В этом есть какой-то символизм, хотя пока неясно, какой именно.

Здесь мы постараемся публиковать краткие сводки в режиме реального времени. Потом из них получится дневник экспедиции, а в идеале, когда мы (может быть) разберёмся с результатами, и полный отчёт. --Alexander (обсуждение) 20:31, 7 июня 2017 (MSK)

День первый (7 июня)[править]

Наивная мозаика революционного монумента в Ленинск-Кузнецком
Заводоуправление в Новокузнецке — «развитый» конструктивизм архитектора Крячкова
Здание казначейства в Новокузнецке — одна из старейших построек Кузбасса (1780-е гг.)

Ранним утром участники экспедиции встретились в аэропорту Кемерово. Почему именно Кемерово? Потому, что так за них решила авиакомпания S7, отменившая прямой рейс Екатеринбург–Новосибирск и отправившая всех желающих через Москву и куда подальше (в данном случае — в Кемерово), чем лишний раз доказала что Москва — порт пяти морей странный путь развития российского авиационного транспорта.

Осмотрев спускаемый космический аппарат, предварительно побывавший в космосе и установленный теперь перед терминалом аэропорта (не имеющим ни одного приличного кафе, зато названным в честь космонавта Леонова), экспедиция направилась в Ленинск-Кузнецкий. Порадовавшись либеральному скоростному ограничению в 130 км/ч и скептически оценив качество сопутствующего дорожного покрытия, участники уже в 8 утра, под удивленные взоры прохожих, фотографировали здания в центре города. Заранее о Ленинске не было известно ничего кроме того, что он Кузнецкий и содержит пару десятков объектов культурного наследия. Изучение вопроса на местности выявило памятники провинциального конструктивизма, немного подпорченный сайдингом дореволюционный дом (что в молодом Кузбассе — невиданная редкость), многочисленные мемориалы гражданской войны и столичного уровня кофейню Traveller's coffee на центральной площади.

Тему конструктивизма и ранне-советской эстетики решено было закрепить в Новокузнецке, о котором ещё Маяковский писал «через четыре года здесь будет город-сад». Сада не обнаружилось, хотя по жаре он был бы весьма кстати, но участники экспедиции отметили обилие зелёных насаждений и вполне терпимое состояние местной экологии, даже несмотря на то, что заводы окружают город со всех сторон. Тоннель, прорытый прямо под металлургическим комбинатом, и стихийная смотровая площадка, оборудованная пасущимися над Томью коровами, позволили увидеть индустриальные пейзажи с разных ракурсов, после чего экспедиция отправилась осматривать Старый Кузнецк — в прошлом, крошечный уездный город с каменной крепостью. Эта крепость, восстановленная усилиями могущественного Человека из Кемеровотм, оказалась неплохой видовой точкой и любопытным музеем. Под горой были обнаружены три каменных здания, построенных на рубеже XVIII и XIX вв. — случай даже в Сибири нечастый, ну а в Кузбассе этот уголок старины играет ту же роль, что домонгольские храмы где-нибудь на Владимирщине.

Участники экспедиции также уделили внимание центру Новокузнецка с его соцгородом начала 1930-х и необычным сталиансом. Всё это стоило бы осматривать до самого вечера, но выяснилось, что в силу каких-то неведомых обстоятельств гостиницы и даже квартиры забронированы до последней койки на неделю вперёд, что вынудило экспедицию отправиться на ночлег в Междуреченск. Этот город, разместившийся в предгорьях Кузнецкого Алатау, не выглядит чересчур историческим, а объектов культурного наследия в нём наскребли ровно две штуки. Оказалось, однако, что отсутствие обширной истории ничуть не мешает городу быть симпатичным, а кроме того именно Междуреченск может претендовать на звание города с самой длинной в России пешеходной улицей, обустроить которую междуреченцам, правда, не хватило сил: кафе на 2 км этой улицы ровно две штуки, зато много точек, объединённых под общим названием «Междуреченский разлив». Памятуя критику Викигида прошлых лет, от тестирования разлива участники экспедиции воздержались.

В дальнейших планах Кемерово, Мариинск и Томск. Советы и пожелания принимаются. --Alexander (обсуждение) 20:31, 7 июня 2017 (MSK)

В Томске, особенно если вы на машине, надо бы доехать до района психиатрической больницы (Алеутские улицы) и посмотреть, осталось ли там что-нибудь. Раньше был большой комплекс деревянного модерна.--Ymblanter (обсуждение) 21:29, 7 июня 2017 (MSK)
Буду с интересом следить за сводками. Удачной вам экспедиции! GMM (обсуждение) 22:04, 7 июня 2017 (MSK)

День второй (8 июня)[править]

Покрышки от БЕЛАЗов перед Бачатским угольным разрезом. Машина экспедиции показана для масштаба
Изображение лося, Томская писаница
Главная контора Копикуза (1916), Кемерово

Утро второго дня экспедиции было пасмурным. Тем не менее, участники поднялись на гору Сыркаши и осмотрели оттуда Междуреченск, убедившись, что он, действительно, расположен между двух рек в живописной горной долине, чем разительно отличается от остального Кузбасса. В этот момент пошёл дождь, так что делать ни на горе, ни в Междуреченске было больше нечего — оставалось вернуться на равнину. Следующим пунктом программы стал гигантский Бачатский угольный разрез, поскольку, подумали участники, нельзя же, в самом деле, съездить в Кузбасс и не увидеть угля. Как принято говорить в таких случаях, «фотографии не передают масштаба объекта» — тут они, впрочем, вообще ничего не передают из-за сильного дождя и почти нулевой видимости, но раскиданные в районе смотровой площадки покрышки от БЕЛАЗов настраивали на серьёзный лад.

Думая о том, что дороги Кузбасса с их ямами и рассчитаны, в основном, на БЕЛАЗы, участники экспедиции направились дальше на север, надеясь сбежать от дождя. В районе Кемерово дождь действительно прекратился, а на Томской писанице, что в 45 км севернее города, уже вовсю светило солнце. Писаница — фрагменты наскальных рисунков, окружённые сосновым лесом, в котором устроено что-то вроде парка отдыха с макетами языческих святилищ, местами для пикника и даже мини-зоопарком. По случаю буднего дня посетителей почти не было, звери в клетках откровенно скучали, скучал и полицейский, приставленный для охраны писаницы от желающих оставить свой след на скалах, т.е. создать на основе писаницы derivative work по лицензии Creative Commons Share-Alike (до этого писаница была общественным достоянием, и теперь древнюю живопись не всегда можно отличить от современной — наглядный пример негативного эффекта от чересчур свободных лицензий).

Остаток дня экспедиция посвятила городу Кемерово, в основном правобережной его части, где находятся старейшие здания города. Некогда симпатичный, хотя и неясного возраста Никольский собор оказался покрыт сайдингом. Главной конторе Копикуза (1916) повезло больше, но подремонтированное здание окружили забором, охранять который поставили злобных собак (в скобках отметим, что в Кемерово едва ли не каждый второй объект культурного наследия охраняют собаки). Вышедший на шум охранник к идее фотографирования отнёсся благосклонно, сказав, однако, что за собак не ручается (поскольку, видимо, и сам был ими покусан), после чего предложил оригинальное решение: заехать на территорию на машине и сфотографировать здание, не выходя из неё, что и было сделано. Участники экспедиции приносят свои извинения за неудачную постановку кадра и обращают внимание, что никаких других снимков этого интересного здания в ближайшее время не будет, если только энтузиасты свободных лицензий не закормят собак свободной же колбасой.

Разделавшись с малоизвестными достопримечательностями, экспедиция отправилась к более известным, а именно Красной горке, где находятся несколько зданий автономной колонии Кузбасс (интернациональной коммуны 1920-х гг., строившей первые кемеровские заводы), интересный музей и смотровая площадка с выразительным видом на город: от скал на Томи и многоэтажек до факела коксохимического завода и гор угля. Уже в сумерках участники прогулялись по центру города, найдя его спокойным и уютным вопреки обыденным представлениям о Кемерове.

Продолжение следует. --Alexander (обсуждение) 22:21, 8 июня 2017 (MSK)

Забавно :) Спасибо, что поделились. --Kiaora (обсуждение) 01:45, 9 июня 2017 (MSK)

День третий (9 июня)[править]

Дворец Труда в Кемерово (1927), архитектор — А.Д. Крячков
Народная деревянная резьба на окраине Мариинска
«Поддатый» сталинский стиль: ДК спиртзавода в Мариинске (1947)

Третий день экспедиции начался с осмотра памятников кемеровского конструктивизма. Участники посетили Дворец Труда, построенный по проекту томского архитектора Крячкова — редкий в России образец стиля ар-деко, сочетающий уют модерна с революционным подходом конструктивизма. Дальше опять пошёл дождь, но это не помешало экспедиции посетить ещё один памятник кемеровского авангарда, монумент «Шахтёру Кузбасса» авторства Эрнста Неизвестного. Затем участники направились в Мариинск.

Короткие остановки по дороге предполагали осмотр Кедровского угольного разреза и деревянных домов в селе Верх-Чебула. В обоих случаях экспедицию ждала неудача: карьер наглухо закрыт для посторонних, старые дома (они же объекты культурного наследия) Верх-Чебулы по большей части обшиты сайдингом или снесены, что, видимо, характерно для всех деревянных домов в сёлах Кемеровской области. Несколько лучше дела обстоят в Мариинске, известном своими «деревянными кружевами», хотя и там экспедицию ждали неприятные сюрпризы: краеведческий музей переехал из резного деревянного дома в каменный, а деревянный, как объяснили участникам, находится в аварийном состоянии. Сотрудники музея живо отреагировали на интерес экспедиции к деревянному зодчеству, но не смогли объяснить, где же это деревянное зодчество находится — зато полюбопытствовали о проекте каталогизации культурного наследия и записали на бумажку адрес Викигида, обнаружив при этом глубокие познания о существовании Википедии.

Сам Мариинск — город двуликий. На его центральной улице восстановленные исторические дома соседствуют с глуповатыми новодельными памятниками императору Александру II или, внезапно, картошке, и всё это призвано «зацепить» проезжающих мимо туристов, но ненадолго, поскольку питаться в городе негде. В гостиничном ресторане участников экспедиции встретили сакраментальным вопросом «Вам кухню традиционную или не очень?», предложив отобедать суши, а за традиционной кухней направив в другое (и, вероятно, лучшее в городе) кафе, больше напоминающее придорожное. Размышляя о том, как справедливо рассказать про удручающее состояние мариинского общепита, участники осмотрели окраины Мариинска, в том числе роскошный ДК спиртзавода (1947), построенный не без влияния местной продукции, и заводоуправление ликёро-водочного комбината. Высокая концентрация подобных производств не должна удивлять, они восходят к тем временам, когда в городе мыли золото, и владельцы приисков не жалели денег на брагу, благодаря которой сворованное рабочими золото оставалось в Мариинске, поскольку работяги пропивали быстрее, чем воровали.

Один такой работяга был встречен экспедицией на дороге, когда пытался поймать попутку в чистом поле посреди разбитой дороги, при этом плохо зная, куда ему, собственно, надо. Участники доставили бедолагу в Томск и честно помогли советом, сводившимся к тому, что до пункта назначения (где-то на севере Томской области) ещё 500 км, и даже к утру он вряд ли туда доедет. В мыслях о бескрайних сибирских просторах участники дважды пересекли могучую Томь, восхитились историческому центру города и отправились готовиться к его осмотру. Окончание следует. --Alexander (обсуждение) 22:12, 9 июня 2017 (MSK)

День четвёртый (10 июня)[править]

Резной деревянный дом Татарской слободы (ул. Татарская, 2)
Жилой дом психиатрической лечебницы — памятник деревянного модерна: ул. Алеутская, 1
Томский конструктивизм — жёлтый корпус ТГАСУ (пл. Соляная, 2)
Излучина Томи, вид из Лагерного сада

Четвёртый день экспедиции был целиком посвящён Томску. В принципе, этому городу можно было посвятить и пятый день, и даже шестой, но их в запасе не оказалось, так что пришлось ограничиться четвёртым. Надо также сказать, что в Томске экспедиция из заранее подготовленного поиска достопримечательностей и культурного наследия превратилась в обычное туристическое мероприятие, поскольку разобраться в сотне томских объектов практически невозможно. Иными словами, программа осмотра Томска составлялась на ходу.

Начать, тем не менее, решено было не с раскрученных объектов, а с Татарской слободы, расположенной недалеко от места ночлега. Район этот не очень известен, хотя именно тут сохранился подлинный деревянный город с кварталами резных домов, а также Белая и Красная мечети — обе исторические и в эстетическом плане даже более интересные, чем старые мечети в традиционных мусульманских регионах вроде Башкирии и Татарстана. Из Татарской слободы экспедиция направилась в район Юрточной горы, где деревянных домов куда меньше, зато все они свежепокрашенные, тогда как в Татарской слободе, в основном, некрашенные. От Юрточной горы путь лежал в Елань — ещё один исторический район, собравший все самые известные достопримечательности деревянного Томска: дом с драконами, дом с жар-птицами и тому подобное. К середине прогулки начался ураган, с деревьев падали ветки, и участники сочли за лучшее укрыться в музее деревянного зодчества, расположенном в доме архитектора Крячкова.

Музей интересен хотя бы тем, что позволяет увидеть деревянные дома изнутри, а кроме того даёт пищу для размышлений. Один из стендов гласил, буквально, следующее: «Выражением архитектуры деревянного модерна является Томская психиатрическая больница». Ярослав направлял участников экспедиции ровно туда же, и они решили, не мешкая, поехать к больнице, опасаясь, впрочем, что фотографирование в таких местах может быть расценено как верный признак психического расстройства. На деле район оказался окраинным, экзотичным и довольно спокойным. Участники мысленно поблагодарили Figure19, героически проставившего координаты большинства объектов культурного наследия, но в некоторых случаях не смогли понять, почему же то или иное здание отнесено к культурному наследию, да и таблички висят далеко не на всех. В любом случае, большинство старых домов там в целости и сохранности, а интересный деревянный модерн, действительно, есть.

Решив усугубить впечатления, экспедиция отправилась на другую томскую окраину — в район спичечной фабрики, о котором Википедия лаконично пишет «Известен у населения как неблагополучный по криминальной обстановке.[источник не указан 386 дней]» (видимо, уже 386 дней никто оттуда не возвращался). Район и правда маргинальный, в плане архитектуры лишь умеренно интересный, и участники экспедиции надеются загрузить все необходимые фотографии, чем освободить других путешественников от необходимости туда ехать.

Остаток дня прошёл в местах более благообразных. Участники экспедиции поднялись на Вознесенскую горку, осмотрели город с пожарной каланчи, прогулялись к Белому озеру, пофотографировали район Заозерья, где, почти как в Татарской слободе, ещё сохранились целые кварталы деревянных домов, и закончили прогулку на центральной площади. Вечером был посещён и Лагерный сад с чудесными видами на излучину Томи. На этом экспедиция завершилась, участникам остаётся лишь добраться домой — одному 260 км до Новосибирска, а другому 6000 км через 5 часовых поясов, но мы верим и в российские дороги, и в российскую авиацию. --Alexander (обсуждение) 21:17, 10 июня 2017 (MSK)

Где вы были?? Где вы были с 8 до 11?! (c) Райкин. Пинганули бы пораньше, места бы показал. И второе — заявление Крячкова новосибирским архитектором — неслыханное оскорбление для Томска, где он не просто стал специалистом, а прошло всё его становление и поиски, отстроил кучу помпезных проектов, и в Нск уехал уже бронзовым, и только в связи с перемещением туда головных ведомств (это вторая обида Томска — 20 лет крупнейшей Томской губернии не было на карте даже в виде области!). И не забывайте о вековой обиде (впрочем, молодой богатый Нск, возможно, и не подозревает). --Figure19 (обсуждение) 23:14, 10 июня 2017 (MSK)
Figure19, да, я уже понял, что это была ошибка — не сообщить о себе. Мне почему-то помнилось, что Вы из Томска, но не в самом Томске, и за суетой я забыл это проверить. Про Крячкова исправил. --Alexander (обсуждение) 03:42, 11 июня 2017 (MSK)

Вместо эпилога[править]

На 4 ходовых дня общий путь составил около 1200 км. Экспедиция посетила 6 городов, в каждом из которых можно было провести заметно больше времени, если разбираться с ними всерьёз, но общее впечатление мы получить успели. Мы сделали не меньше 1000 фотографий и понятия не имеем, когда и как их обрабатывать, но будем стараться довести прогулочную (хотя и напряжённую) поездку до полезного результата, т.е. не менее ударно потрудиться уже дома. А ещё — нам просто очень понравилось. --Alexander (обсуждение) 21:17, 10 июня 2017 (MSK)

Совсем позабыла, что стоит время от времени заглядывать в Пивную в поисках чего-то нового и интересного. С огромным интересом прочла рассказ об экспедиции. Замечательно! -- Екатерина Борисова (обсуждение) 15:50, 4 июля 2017 (MSK)