Материал из Wikivoyage
Перейти к навигации Перейти к поиску

В этой памятке собраны и объяснены принципы, которыми мы руководствуемся при добавлении объектов в списки культурного наследия. Пожалуйста, прочтите её внимательно перед тем, как предлагать новые объекты к добавлению.

Зачем добавлять объекты?[править]

...ведь в государственном реестре (ЕГРОКН) всё уже есть. Это довольно распространённое мнение, хотя каждый, кто всерьёз работал с реестром или документами региональных департаментов культурного наследия, мог убедиться в двух существенных недостатках этих ресурсов:

  • С одной стороны, подохранными официально считаются здания, которые не сохранили свой исторический облик — были перестроены, снесены и построены заново или просто разрушены. Возможно, прокуратура выписала штраф за недостаточно бережное отношение к ОКН, но профильный департамент ничего не заметил, а объект так и остался «культурным наследием»
  • С другой стороны, постановка или непостановка объектов на охрану определяется самыми разными нюансами — недостаточной активностью местного департамента или, наоборот, чрезмерной активностью собственников, которые боятся статуса ОКН из-за накладываемых им ограничений. В результате очень часто бывает так, что одно здание числится ОКН, а похожее на соседней улице — нет. Всё это, разумеется, не способствует ни охране исторических объектов, ни сбору информации о них. Красивые деревянные вокзалы, старые заводы, шедевры советской архитектуры: многие из них не имеют статуса ОКН и даже не рассматриваются в качестве кандидатов на его получение.
  • Надо также заметить, что ЕГРОКН крайне неторопливо и непоследовательно обрабатывает документы (особенно это касается объектов с местной категорией охраны), так что многие вполне официально признанные и реально существующие объекты культурного наследия в ЕГРОКН отсутствуют, зато присутствуют, например, давно пущенные на металлолом пароходы, когда-то поставленные под охрану по сугубо идеологическим причинам. О том, как мы добавляем в списки объекты, описанные в официальных документах, подробно написано здесь.

Отметим и ещё одну, сугубо прагматическую причину: государственный реестр уже существует, механически копировать его в вики-пространство нет никакой необходимости, да и сделать это можно в автоматическом режиме, если вдруг понадобится. Живая и творческая активность должна использоваться по назначению и способствовать созданию нового ресурса — расширенного реестра того, что является культурным наследием, а не просто считается им.

Какие объекты добавлять?[править]

При наличии подробных и вызывающих доверие источников, таких как региональные Своды памятников, лучше ориентироваться на них, не занимаясь лишний раз самодеятельностью. Но Своды памятников выпущены всего по нескольким регионам, а что делать, если таких источников нет и не предвидится? Здесь мы стараемся действовать по аналогии с теми объектами, которые в официальных списках ОКН уже есть. Подробнее этот принцип объяснён ниже.

Дореволюционная архитектура[править]

Церкви дореволюционной постройки или старые усадьбы — объекты выделенные, построенные (за редкими исключениями) по оригинальным проектам и потому имеющие очевидную архитектурную ценность. Они составляют основу официальных списков ОКН и при добавлении в наши списки вопросов обычно не вызывают. Добавлять, впрочем, приходится редко: почти все такие объекты если ещё не внесены в ЕГРОКН, то числятся выявленными. Менее однозначна рядовая застройка — те здания, которые на вид исторические, но информации по ним никакой нет кроме разве что года постройки в кадастре (запись "1917" обычно означает «когда-то до революции»)

Ситценабивная фабрика Я.Н. Фокина в Иваново, конец XIX века. Внесена в списки из Свода памятников Ивановской области

При добавлении таких объектов мы руководствуемся следующим:

  • насколько необычны архитектура здания и его декор? это очередной двухэтажный дом в кирпичном стиле или, скажем, местная разновидность деревянного модерна?
  • насколько здание сохранило свою оригинальную форму и аутентичный декор? стеклопакеты взамен створчатых окон и сайдинг взамен брёвен не добавляют зданию ценности
  • какую роль здание играет в контексте окружающей застройки? это часть исторического квартала, или единичная постройка посреди чего-то некрасивого и неисторического? одно из сотен дореволюционных зданий крупного города, или единственная старая каменная постройка небольшого села?
  • здание было общественным (школа, вокзал, больница), или оно представляет собой рядовой жилой дом?
Деревянный дом в Солигаличе, конец XIX век. Внесён в списки из Свода памятников Костромской области

Эти критерии мы стараемся рассматривать в совокупности. Хорошо сохранившийся кирпичный особняк начала XX века стоит, конечно, добавить в наши списки, даже если он находится в городе, где есть десятки похожих зданий, или со всех сторон окружён современной застройкой. Но если тот же особняк подвергся переделкам, к нему что-нибудь пристроили, а в окна вставили нелепые стеклопакеты, то самостоятельной архитектурной ценности такое здание уже не несёт — в лучшем случае напоминает о наличии в этом месте сто лет назад хоть какой-то застройки. Изуродованные старые здания в официальных источниках тоже, конечно, регулярно встречаются, но обычно это результат позднейших перестроек, а выявляли объект в те годы, когда с ним всё ещё было в порядке.

Отдельно отметим деревянные дома: с ними велик соблазн считать каждый симпатичный резной дом ценным и потому заслуживающим добавления в наши списки. Нужно однако понимать, что деревянная резьба — вещь изменчивая, и в русских сёлах пока не перевелись мастера, умеющие её делать. Отнесение деревянных построек к ОКН чаще связано с их особенной, характерной для своей местности структурой, как в случае двухэтажных крестьянских домов русского Севера. Отдельные регионы вроде Иркутской области и Забайкальского края решили в какой-то момент отнести к выявленным ОКН рядовую застройку целых деревень, но вряд ли это пошло кому-то на пользу: дома частные, и по факту многие хозяева всё давно перестроили, так что ничего исторического не осталось. Мы честно добавляем такие, официально выявленные ОКН в наши списки, но не считаем нужным включать туда вообще все старые деревянные дома без веских на то оснований.

Довоенная советская архитектура[править]

Застройка 1920-30-х гг. отличается от послевоенной малым количеством типовых проектов. Заметная её часть выполнена в стиле конструктивизма и относится к архитектурному наследию русского авангарда: такие дома мы добавляем в списки почти всегда, поскольку единого реестра советского конструктивизма до сих пор не существует (хотя им планомерно занимается ценимый нами The Constructivist Project). Конструктивистские постройки не отличаются богатым декором, их ценность обычно в другом — радикальных экспериментах с формой и новых (для своего времени) инженерных решениях, таких как закрученные лестницы или ленточные окна.

Купальня-баня Рогожско-Симоновского района г. Москвы. Построена в 1930 году архитектором С.В. Паниным в стиле конструктивизма

Другим интересным наследием довоенного времени являются соцгорода и рабочие посёлки, т.е. первые примеры массовой советской застройки, где ценность могут представлять и отдельные дома, и совместное их расположение в составе комплекса. Некоторые из этих объектов уже числятся официальными ОКН: например, кемеровская автономная индустриальная колония или первые здания соцгорода в Нижнем Тагиле. Другие мы стараемся находить и добавлять в списки, как уже сделали с фахверковыми домами ивановского рабочего посёлка. Отметим, впрочем, что не любой довоенный рабочий посёлок заслуживает нашего внимания. Одной из самых популярных форм застройки того времени были бараки и примитивные двухэтажки, собирать которые мы совсем не стремимся.

Если вы видите перед собой довоенное здание, и оно заведомо не относится ни к рабочим посёлкам, ни к конструктивизму, подумайте, чем оно может быть интересно и есть ли у него более интересные аналоги. На просторах страны встречаются тысячи зданий этого времени. Мы стремимся выбрать из них лишь самые представительные.

Послевоенная советская архитектура[править]

После войны застройка советских городов стала в основном типовой. Институты разработали целую серию проектов (их неполная подборка есть здесь), которые были успешно реализованы во всех уголках России и даже за её пределами. Наш подход к послевоенным домам — скорее консервативный. Мы не добавляем в списки дома, построенные по типовым проектам, если только они не выделяются своим необычным декором и не формируют интересного, уникального ансамбля. Веской причиной для добавления послевоенного жилого дома станет указание имени архитектора как сам факт того, что кто-то именно этот конкретный дом специально проектировал. Обратите, впрочем, внимание, что некоторые источники указывают архитекторами авторов типового проекта, и это нашим критериям не удовлетворяет.

Дворец культуры в Верхнем Тагиле, 1964 год

Официальные источники не отличаются системностью в отношении сталинской архитектуры. Послевоенные здания рассматриваются как потенциальные ОКН, но далеко не всегда. Мы в данный момент проводим границу по оригинальным проектам, понимая их расширительно. Например, ДК тоже порой строили по типовым проектам, но всякий раз снабжали оригинальным декором, а в малых промышленных городах это до сих пор самые большие здания, визуальные центры городской застройки. Такие ДК стоит добавлять в списки. То же верно для школ или, скажем, больниц, но только не тех, которые с головы до ног типовые.

Деревянная застройка послевоенного времени сводится в основном к баракам, а потому ни ценности, ни интереса не представляет. Даже если местные умельцы пытались украшать многоквартирные деревянные дома минимальным декором, это всё же рядовая и типовая застройка, как, например, на севере Архангельской области. Здесь в списки стоит включать лишь те здания, которые красивы, необычны и встречаются в единственном экземпляре. Чаще всего эти архитектурные «жемчужины» связаны с бывшими лагерными посёлками, где нередко трудились ссыльные архитекторы, по понятным причинам оставшиеся безымянными. Порой, кстати, такие здания даже стоят на охране как выявленные ОКН.

Поздняя советская и постсоветская архитектура[править]

С начала 1960-х типовые архитектурные проекты стали нарочито функциональными. Хрущёвки, брежневки, пятиэтажки, девятиэтажки — эти слова едва ли ассоциируются с понятием архитектура, хотя и они являются памятниками эпохи. Любопытные нетиповые здания та эпоха тоже после себя оставила, но ни в одном регионе РФ (за исключением Тувы) построенные после 1960-1965 гг. здания пока не ставят на охрану систематически. Мы также считаем, что эти здания ещё не прошли проверку временем, а потому включать их в наши списки пока рано.

После 1990 года началась раставрация старых зданий, часто много лет стоявших заброшенными. Одновременно многие здания были воссозданы на месте снесённых, при этом качество этого воссоздания сильно варьировалось — от почти научного по оригинальным схемам и фотографиям до строительства новодела по мотивам предшественника. Хотя несколько таких новых зданий попали в списки ОКН, в целом мы считаем, что к новоделу надо относиться как к новому зданию. Мы не включаем такие здания в списки, так как они ещё не прошли проверку временем.

Памятники истории[править]

Понятие памятника истории в российской практике трактуется широко — это и здания, где что-то однажды происходило, и братские могилы, и даже могилы отдельных военнослужащих вплоть до воинов-афганцев. Выбор имён и событий обусловлен, в основном, идеологическими соображениями, так что сейчас формулировка «дом, где проходил съезд ячейки РСДРП» вызывает то ли смех, то ли недоумение — иными словами, проверку временем эти памятники не прошли.

Мы не добавляем в списки памятники истории — за исключением тех случаев, когда они действительно исторические (дореволюционные) или представляют самостоятельную художественную ценность. Например, если ячейка РСДРП заседала в дореволюционном доме, хорошо сохранившемся до наших дней, то с большой вероятностью этот дом нужно добавить в списки как памятник архитектуры. Если мемориал героев Гражданской войны представляет собой самостоятельное произведение искусства, а тем более переделан из дореволюционного памятника, его тоже стоит в списки добавить. С другой стороны, типовые бетонные обелиски художественной ценности не представляют и в списки лишний раз попадать не должны.

К братским могилам времён Великой Отечественной и любым более поздним захоронениям мы относимся ещё более консервативно. Их каталогизацией занимаются специальные проекты, такие как «Книга Памяти», а для нас это скорее побочные объекты, имеющие в основном историческую, но не художественную ценность, и к тому же создающие немало проблем вокруг авторских прав. При этом, конечно, мы сохраняем в списках все братские могилы и воинские монументы, которые официально числятся ОКН или представляют очевидную художественную ценность.

Памятники монументального искусства[править]

Мозаичная фреска в Димитровграде, 1987 год (авторы - художники В.П. Гусаров и В.Г. Леканов)

Это самая малочисленная группа ОКН, поскольку старых скульптурных памятников в России сравнительно мало. Дореволюционные встречаются совсем редко и попадают в наши списки практически всегда. Отнесение к ОКН памятников советского времени очень зависит от региона: в одних включают все подряд статуи Ленина, а в других только самые крупные памятники, которые украшают площади больших городов. Особое внимание официальные источники уделяют всему, что связано с увековечиванием героев Великой Отечественной войны или революции.

Для советских памятников мы стараемся ориентироваться на уникальность и художественные достоинства. Бо́льшая часть послевоенных скульптур ими, очевидно, не обладает, и вездесущие памятники Ленину тому лучший пример. С другой стороны, если постамент украшен барельефами, да ещё такими, которые как-то связаны с данной местностью, то можно говорить о самостоятельном произведении искусства, как, например, для памятников Кирову в городах Ленинградской области.

Отдельная группа — те монументальные произведения, которые скульптурами не являются: барельефы, мозаичные панно, фрески и тому подобное. Официальные источники относят их к культурному наследию не слишком охотно, если только речь не идёт о военно-революционной тематике. Мы же считаем, что это очень интересная часть советского наследия, в том числе 1960-1970-х годов, но всё-таки добавлять такие объекты в списки нужно выборочно, ориентируясь на работы известных авторов, тематику (например, панно, отражающее специфику местного производства) или стиль (модернизм интереснее соцреализма). Пионеры на стене школы или портрет Ленина, выложенный цветным кирпичом на стене, вряд ли заслуживают добавления в списки.

Отдельно отметим, что в очень редких случаях в списках ОКН встречаются памятники пост-советского времени. За исключением Крыма, где эти памятники унаследованы от украинских списков ОКН, речь идёт о разовых добавлениях, вызванных, скорее всего, конъюнктурными соображениями. Мы современные памятники не разыскиваем и в списки их не добавляем.

Как добавлять объекты?[править]

Всё сказанное выше означает, что у нас нет и не может быть простого и однозначного условия добавления или недобавления в списки. За исключением тех объектов, которые мы берём из академических источников вроде Свода памятников, или тех, о которых есть официальные документы о постановке на охрану, каждый случай требует отдельного рассмотрения. Алгоритм следующий:

  1. Открываем обсуждение на странице добавления объектов и с самого начала даём как можно более полную информацию — год постройки, фотографии, координаты, а также стараемся объяснить, как этот объект соответствует принципам, изложенным в данной памятке. Пожалуйста, не размещайте списки, включающие десятки объектов без подробных комментариев: такие списки рискуют отправиться в архив, не будучи разобранными
  2. Ждём не меньше 7 дней и как минимум одного отзыва в поддержку добавления
  3. Добавляем объект(ы) в списки, присваиваем им номера в соответствии с последними занятыми (на третьей позиции должна стоять цифра 4, см. также номера объектов)
  4. В поле description даём краткое пояснение, почему этот объект добавлен в списки, чем он интересен: например, «образец дореволюционной застройки» или «здание в стиле конструктивизма»
  5. После добавления объектов обсуждение архивируется на странице обсуждения соответствующего списка и снабжается шаблонами {{monument-addition}}. Они создают якоря по номеру объекта, позволяющие сослаться на обсуждение из списка (пример)

Следование этой схеме позволит снизить нагрузку на тех, кто занимается поддержкой и систематизацией списков.

Как быть с уже добавленными объектами?[править]

Иногда в списках могут встретиться объекты, не имеющие официального статуса ОКН, добавленные без ссылок на авторитетный источник, и при этом не вполне удовлетворяющие принципам, изложенным в этой памятке: иными словами, добавленные по ошибке; например, неопытными участниками, действия которых мы не смогли отследить. Для таких объектов стоит проверить следующее:

  • номер объекта — стоит ли в третьей позиции цифра 4?
  • обсуждалось ли добавление в списки?

Если ответ на первый вопрос положительный, а на второй — отрицательный, можно открыть новую тему и обсудить, стоит ли оставлять такой объект в списках.